Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

vsparrow сетовал на недостаток котикa в моем творчестве

Экранизация басни Крылова "Ворона и лисица", в роли вороны Василий Борухович Невермор, в роли лисицы Котик Селедка.

Вороне где-то Бог послал кусочек сыру (моцареллы, через меня передал, уже несу).

_Vasily_

На ель ворона взгромоздясь (в роли Ели Забор Сосновый)
Позавтракать совсем уж было собралась,
Но призадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду котэ близехонько лежало.

_Herring_and_his_ball_

Котейка видит - птиц!

_Herring_seeing_a_bird_

Котейку птиц пленил.

_Herring_and_Vasiliy_2_

Мораль этой басни в том, что случаи харрасмента в актерской среде могут испортить любую экранизацию.

_almost_caught_

(no subject)

Полезла искать ответ на вопрос, передается ли память между отдельными личностями у пациентов с диссоциативным расстройством (Dissociative identity disorder), когда у человека личностей несколько. Не без труда нашла обзор  про разные диссоциативные расстройства, сижу, читаю (краткий ответ - нет, память не передается), и тут в разделе обсуждения возможных причин заболевания встречаю крик души автора, измученного масскульт-психологией:

"...один из любопытнейших элементов современной литературы - активные дебаты по вопросу существования подавления воспоминаний. Сторонники часто цитируют литературу относительно жертв катастроф, военных действий, тюремного заключения и пыток, а также преступников и жертв жестоких преступлений (e.g., Arrigo & Pezdek 1997, Brown et al. 1998, Gleaves et al. 2004, Scheflin & Brown 1996) в качестве подтверждений того клинического фольклора, истоки которого можно проследить к писанине Жане и Фрейда девятнадцатого века. В противоположность этому Поуп с коллегами составили обзор 63 работ по задокументированным жертвам травмы, включающий более 10000 пациентов, и не нашли ни единого убедительного случая амнезии, обусловленной травматическим событием, которае не объяснялось бы органическими поражениями, младенческой амнезией, банальным забыванием и другими обыкновенными для памяти процессами. Большинство жертв травмы помнят произошедшее черезчур хорошо - эмпирический факт, хорошо соотносящийся с тем, что мы знаем о связи эмоционального возбуждения с памятью из лабораторных исследований (Cahill & McGaugh 1998)."

Kihlstrom JF.  Dissociative Disorders. Annu. Rev. Clin. Psychol. 2005.

(no subject)

В очередной раз разбудила огородную лису, так что ей пришлось сломя голову нестись сквозь кусты и прыгать через забор, и все это с утра. Оказавшись за забором, лиса выразила мне свое возмущение, облаяв. На следующе утро обнаружилось, что за ночь она вырыла под забором лаз для удобства. Чтобы больше не надо было прыгать. То есть, у нее далеко идущие планы. Раз так, я решила ее приманить, насыпая кошачий сухой корм в мисочку рядом с забором. И несколько дней радовалась, что еда из мисочки исчезала. Но вчера выяснилось, что эксперимент не удался. К моему вечернему появлению лисья ямка была заполнена котиками, черно-белый лежал с нашей стороны, а бело-серый - с соседской.  А чего не доели котики, то с утра нашли магпаи.

***
Впервые в жизни мне пригодилось знание литературы. Французские хипстеры с тележкой печенек "Мадлен" сделали мне скидку, обнаружив, что я в курсе, кто такой Пруст. Выгода составила четыре доллара.

***
Относительно кина про Фантастических Тварей (Fantastic Beasts and Where to Find Them). Понятно, что играющий главного героя актер (Eddie Redmayne as Newt Scamander) изображает аутиста: отсутствие зрительного контакта, странная походка с вывернутыми наружу ступнями, декларируемые трудности в общении, единственный, но очень сильный интерес в жизни - к собственно тварям. Но вот интересно, он изображает аутиста вообще или конкретную Темпл Грандин?
"Темпл Грандин (англ. Temple Grandin; род. 29 августа 1947, Бостон) — американский профессор животноводства в Университете штата Колорадо, всемирно известный человек с аутизмом и консультант животноводства по поведению животных, автор нескольких популярных книг." https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D0%BD,_%D0%A2%D1%8D%D0%BC%D0%BF%D0%BB
Вот тут ее видео на TED, есть русские субтитры: https://www.ted.com/talks/temple_grandin_the_world_needs_all_kinds_of_minds#t-63228

(no subject)

Сегодня такой день, чтто хочется его проиллюстрировать:
_dump_

Бывают, знаете, особенные дни, когда вселенная пытается донести до тебя некую важную мысль, но в качестве языка общения выбирает суахили.

Сперва шел такой дождь, что я не просто надела куртку и непромокаемые боты, но даже взяла зонт, что бывает обычно пару раз в году. В результате чего в электричку я вбежала местами сухой, села и увидела, как в вагон невозмутимо и плавно вошла средних лет и обширных размеров негритянка какими их изображают в кино из жизни американского юга, где все ходят в церковь и поют госпелы. Она была в летнем ситцевом платье в цветочек, в шляпке, с маленькой сумочкой в одной руке и заложенной пальцем Библией в другой. И абсолютно сухая.
Затем зашел классический панк, весь в потертом черном, голова с боков выбрита, по центру мощный ирокез, в руке открытая бутылка белого вина. Панк сел на скамеечку, покопался в обширной сумке, извлек оттуда огроменный толстый том учебника по физике и стал вникaть, периодически  прикладываясь к бутылке.
А уже на обратном пути, вечером, когда я в электричке просматривала распечатки к своему семинару, напротив сел классический уголовник. Лет тридцати, татуированный, грязноватый, несколько редкозубый, с бегающим, но одновременно и цепким взглядом, в куртке с надвинутым по глаза капюшоном. Он достал из рюкзака потрепанную книгу и собрался было читать, но вдруг заинтересовался моими распечатками: "Неврология, да? Я тоже интересуюсь неврологией, правда несколько с другой стороны". И продемонстрировал обложку своей книги. Книга называлась "Знаменитые серийные убийцы".

(no subject)

Я тут сильно была занята - училась дышать. Как ежик из детского анекдота, с той только разницей, что вместо "упал и умер" меня повезли в Мельбурнский Королевский Госпиталь, где добрые доктора, да продлятся их дни бесконечно, сразу же сунули мне в нос две трубочки с кислородом. Кислород необходим для жизни большинства животных, это я вам точто говорю. Дальше надо было только вдыхать и выдыхать, с задачами такого уровня я обычно справляюсь.
Из интересного могу сказать две вещи. Во-первых, на сегодняшний день это лучший госпиталь в моей жизни. И он бесплатный. Так что полусоциалистические государства с высокими налогами прогрессивного типа мы одобряем, поддерживаем. Во-вторых, мне все время измеряли концентрацию кислорода в крови, так что теперь мне известно соответствие между уровнем кислорода и возможностями интеллекта. Я собираюсь продолжать наблюдения (мы уже купили портативный прибор), но предварительными данными могу поделиться прямо сейчас. Итак, норма оксигенации 95-100%. В этом состоянии можно программировать, обрабатывать данные, читать или писать научные статьи. При 91-94% можно рисовать или очень медленно читать спецлитературу про мозги. При 88-90 получается читать книги по истории или смотреть сериалы. А дальше уже только лежать и думать какую-нибудь одну мысль. В моем случае: "гребаный Ремарк".

Картинка из серии "жизнь продождается"
_pairs_

mount. disappointment

Картинки про то, как мы с другом NN ездили искать гору, которая называется Mount Disappointment, но нашли вместо нее только дохлого вомбата, впрочем, совершенно не расстроились, поскольку этот результат абсолютно соответствовал нашим ожиданиям (исходя из названия горы).

Где-то поблизости от того, что мы не нашли
_daisy_

Эвкалипты выбросили молодые листья
_eucalyptus_

Это пони, то есть совсем. Они ростом мне по пояс. Я в детстве не могла понять, отчего дети в буржуйских книжках вечно клянчат пони. Теперь понимаю: пони это собака, но лошадь. То есть, оно ходит за тобой повсюду, позволяет обнимать и тискать, но при этом на нем еще и ездить можно. Отличная штука.
_ponies_

а когда я вырасту я хочу стать дауншифтером

"Ни Зигфрид, ни я бессонницей особенно не страдали. Но на тот редкий случай, когда сон никак не приходил, мы обзавелись каждый своей книгой. Моей были "Братья Карамазовы", великий роман, но усыплявший меня именами действующих лиц. Не успевал
я открыть его, как эти имена начинали меня убаюкивать. "Алексей Федорович Карамазов был третьим сыном Федора Павловича
Карамазова". А к тому времени, когда я добирался до Григория Кутузова, Ефима Петровича Поленова, Степаниды Бедрягиной и
прочих, сон уже уносил меня прочь на легких крыльях." (Джеймс Хэрриот)

Сегодня в трамвае, на скамейке напротив два австралийских студента обсуждали Достоевского. Говорили, что запомнить все имена и контролировать кто на ком стоял в его книгах не в силах человеческих. Хуже всего, когда какой-нибудь Алексей Федорович внезапно становится Алешей и наоборот. Думаю, помимо Хэрриота и австралийских студентов есть еще много таких страдальцев. Мне, например, втречалась еще кореянка, которая долго извинялась, что мозг юного корейского ученого неспособен всосать все имена у Достоевского и расположить их в правильном порядке.

***
По внутрифакультетской почте временами приходят письма "всем сотрудникам от декана", которые я никогда не читаю, потому что они бывают в основном двух типов: послания в космос и послания из космоса. К посланиям в космос относятся всяческие благодарности, поздравления и призывы сплотиться в научном порыве. Их я не читаю, потому что не ассоциирую себя с космосом. Великоват он для меня. Послания из космоса - это письма относительно всяких дел, о сути которых я не имею ни малейшего представления, в большинстве случаев он еще и зашифрованы аббревиатурами и изложены так, чтобы дестабилизировать потенциального шпиона. Их я не читаю, мотивируя это слабостью ума и отсутствием знаний об организации работы факультета.
Вот потому-то я и пропустила объявленное деканом всеобщее собрание по Очень Важному Вопросу.
Правда, как выяснилось, на него пришли только завлабы. А все остальные постдоки его тоже пропустили.
Отсюда, видимо, следует, что дешифратор космических сигналов выдают только завлабам.

***
Встречаю в лифте малознакомого коллегу с нашего этажа. Обычно времени в лифте хватает как раз на обмен дежурными любезностями, но тут лифт что-то тормозит, и мы в тягостном молчании смотрим под ноги. Пол лифта недавно натерт до невероятного сияния, но лифт все не едет и не едет, и я решаю разрядить обстановку:
- Интересно, как им удается добиться такого блеска?
Коллега:
- Даже не знаю... зубная щетка, наверное.

***
Кафедра, где мы трудимся, переходит от программы обучения бакалавров к обучению полновесных врачей-магистров, в связи с чем все курсы меняются, и существующие сейчас на будущий год читаться уже не будут. Однако, студент, не сдавший экзамен с первого раза, имеет право пройти курс еще раз и попробовать сдать снова. И еще раз тоже имеет. Проблема в том, что такой студент у нас как раз сейчас есть. Точнее, студентка, которая не сдалась нашему шефу и нескольким другим преподам. То есть, у преподавателей есть хороший шанс остаться на второй год.
Шеф, пришедший в ужас от перспективы читать ей одной годовой курс еще раз (и это как минимум), пишет ей письма на предмет "а давайте организуем для вас индивидуальные уроки, я вам расскажу все чего вы не знаете, и вы сдадите еще раз, а?"
Юная дева сперва вроде бы согласилась, но на урок не явилась. Говорит, что ужасно зянята и предлагает ей все кратенько пересказать в письменном виде. Шеф рычит и бьется...

в раздел "разное"

В виварии идет нескончаемое совещание. Начальница держит речь о жучках. В этой речи перечислены все исходяшие от жучков опасности для внешнего вида, гигиенических характеристик и питательных свойств продуктов. Охвачены повадки жучков, их строение и образ жизни. Речь длится уже минут пятнадцать, и все присутствующие успели пресытиться этой темой и заскучать.
И тут я замечаю, что с потолка на стол рядом с начальницей упал здоровенный жучила. Не из тех мелких, о которых она рассказывает, а похожий скорее на гигантского клопа. Лежит на спине и сучит ножками. Упустить такой шанс прервать жучиную песнь было невозможно, поэтому полным участия голосом говорю:
- Кстати, о жуках. Вот этот конкретный жук, который в двух сантиметрах от вашего локтя, он вам сейчас нужен?
Никогда не видела, чтобы такая простая шутка пользовалась настолько оглушительным успехом. Страшно подумать, что было бы с этими людьми, подскользнись я на банановой кожуре.

***
На блошиный рынок всегда идешь на 20 минут, купить рамку для фотографии. А возвращаешься через три часа, с пакетом луковиц лилий и ужасом в сердце от воспоминаний о том, как был на волосок от покупки старого примуса.

***
Внешний облик домика, в котором я живу, настолько отличается от всех остальных домов в нашем районе, что я его ласково называю виллой "Квазимодо". Его построил человек, в котором смелость весьма несчастливо сочеталась с полной эстетической глухотой и пренебрежением к комфорту. Рассказ о том, почему я в нем живу, долгий но совершенно неинтересный, потому его опустим. Первое время я стеснялась облика этого жилища, но потом мне пришло в голову, что тут можно играть в ведьму. Необходимый набор для игры у меня есть: смутная и неразборчивая на слух окружающих речь, одноглазый кот, пауков сколько хочешь можно найти в сарае (вполне вероятно, что среди них есть ядовитые), в качестве заклинаний сойдет программирование, разнообразные зелья я люблю варить с детства, а теперь еще и живу в очень страшном доме. Конечно, нехватает бородавки. Единственная бородавка на ладони прошла в 10 лет, после полета с велосипеда. Вспоминая тот полет, я до каждый раз удивляюсь, что не прошла сразу голова.

***
Короткая, но поучительная история о вреде чтения.
Вчера, добираясь как обычно, домой с работы, сажусь в поезд, раскрываю очень интересную статью про функциональную анатомию верхневисочной извилины и, вынырнув через полчаса из статьи, обнаруживаю, что поезд был не тот. Пришлось ждать обратного. А вокруг было темно и холодно (у вас так будет в ноябре), разве что поссум пришел скрасить мое одиночество. Вот так чтение портит нашу жизнь.
Кстати, на этой станции у меня было полно времени поразмыслить о нем (о чтении, а не о поссуме). Как-то так вышло, что впоследнее время я все чаще встречаю людей, которые не читают художественную литературу. То есть, читать-то они умеют, и прочли в школе все что надо было, но такого хобби - читать - у них не сложилось. Если они и читают, то специальную литературу. И знаете, они оказываются ничем не хуже тех, кто регулярно читает худлит. Ни по качествам ума, ни по уровню чуткости, ни по манере высказываться. Иногда они даже лучше большинства читателей. В связи с чем у меня есть вопрос: вы не знаете, как, когда и почему возникла идея, что для утоньшения душевной организации необходимо читать художественную литературу? Какова аргументация этого утверждения? (Мне оно досталось уже в готовом виде, без аргументации.)
Я-то сама в этом смысле уже безнадежна (в детстве родители в качестве наказания запрещали мне читать), но вдруг кого-то пока еще можно спасти?

моя интеллектуальная жизнь. мемуары, ч.2

Давным давно, а точнее недавно, был у нас курс философии, предназначенный исключительно для сдачи кандидатского минимума. А поскольку жизнь вообще очень причудлива, для получения допуска к экзамену надо было сделать перевод современного философского текста с английского на русский. Причиной такого вывиха здравого смысла был недостаток времени у преподавателя, которому нужно было прочесть эти самые современные текты, и плюс его понятное нежелание читать скачанные из интеренета рефераты.

Мне досталась часть из какой-то явно злободневной философской книги. Эта часть была посвящена позитивизму в менеджменте. Ей-богу не вру. Этот мощный философский трактат невероятно сильно на меня подействовал. То есть буквально привел меня на грань сумасшествия. Дело в том, что на его примере я тогда впервые столкнулась с такой структурой текста: в первом абзаце высказывется некая нехитрая мысль, потом она же высказывается другими словами во втором абзаце, затем в третьем она же, и в четвертом, и так далее пока не закончится глава. В заключительном абзаце приводится та же самая мысль, но кратко, в виде резюме. Ужас, который охватывает плохо знакомого с иностранным языком человека при попытке перевести подобный текст - невероятен. Мозг начисто отказывается верить, что в муках рожденный перевод каждого нового абзаца означает ровно то же самое, что и перевод предыдущего. Зато потом, когда возможность такого способа писать книги становится очевидной из-за обилия доказательств (десяток глав, построенных по одному принципу), возникает приятное чувство типа "а мы чем же хуже?"

Так что, завершив перевод, я осознала, что с философией церемониться не надо, и уже на следующем занятии порадовала заскучавших одногрупников свежей теорией, что русская философия девятнадцатого-двадцатого веков целиком и полностью восходит к существовавшей на Руси традиции почитания юродивых.

(no subject)

Хочу процитировать одну довольно длинную запись и немного ее дополнить, то есть, сделать еще длиннее. Короче, очень много букв.

"...Мы разговаривали о странных обстоятельствах... Он был удивлен и расстроен. Его знакомые, учительницы, жаловались на детей - начиная с определенного года пошли в школу дети, не обладающие обычными способностями. Учительницы с очень большим стажем, по русскому языку и литературе, и по математике. Речь не об отдельных неуспевающих и не в стиле "раньше было лучше" - они это "раньше" каждый год видят, и просто отмечают - не свою печаль, это ладно - а что педагогические приемы перестали срабатывать.

Раньше дети легче писали изложения и трудней - сочинения. Потому что трудно вообще "придумать" и гораздо легче записать услышанное. Теперь иначе - дети довольно легко пишут сочинаения и крайне трудно - изложения. Как говорит учительница - они не понимают. У них разрушена функция понимания текста. Они плохо понимают чужие мысли. Они могут повторить, но не могут пересказать. Математичка говорит о трудностях в геометрии. Нет навыка такого вот мышления, что-то сбоит при переходе от общего к частному. В вузах жалуются преподы - студенты довольно легко повторяют материал, но при попытке задать вопрос на понимание - выясняется: они повторяли, не понимая. Это было и раньше, теперь - первые сигналы с начальных курсов - намного сильней проявляется. Может быть, это надо иначе называть, но пока есть только старые слова. и кажется, будто это нечто "старое".

Если выражать это впечатление грубо и коротко - дети стали глупее. Они не способны понимать. Они меньше читают. Они не понимают смысл прочитанного. Самое страшное для них - пересказать. Они не могут повторить - только наизусть, а пересказ - облечение понятой чужой мысли в свои языковые одежды - для них крайне труден.

Я отвечал, что - как мне кажется - произошел культурный сдвиг. О нем много говорят и незачем множить названия - визуальная культура, клиповая, компьютерных игр и т.п. Не важно. Я думаю, симптоматика неверно описана. Они не "не понимают" смысл, а понимают иначе. Я помню, как мне трудно было читать немцев 18 века. Все эти чудовищные длинноты. Почему? Я привык к сюжетной литературе 20 века. Если к 15 странице никто еще не провалился в другое измерение, не убил кого-то или не изнасиловал козу - то, спрашивается, чем он эти 15 страниц занимался? Не описания же природы пересказывать. - Примерно такие чувства испытывает человек, которому надо пересказать текст старой культуры, а он привык... Я вспомнил, как при мне играли ребята в компьютерные игры. Там между эпизодами были по два-три экрана текста, затейливо выписанные разборки какого-то героя с местными королями - что у кого отнял, как обидел, а они собрали войско, пошли в поход, по пути пересекли пустыню и... Я не успевал дочитать, как ребята вертели страницу. Они прочитывали три страницы махом, я едва первые строки успевал собрать в голове.

Они искали ключ. Им не было нужды читать эту детскую сказочку - они были знакомы с этим типом игр и знали, что из всего этого текста следует извлечь указание - что должен добыть герой на следующем этапе игры. Отбить пленных на маленьком островке в центре карты. Добыть кольцо с изумрудом. Пробиться в Цитадель Зла. Всё, ясно. Поехали дальше - играть. Текст - в том числе сюжетный - стал излишним. Текст является набором спрятанных ключей, нужных для понимания ситуации. Если угодно, текст стал инструкцией: из неё вытаскивают нужное для решения конкретного вопроса, но странно читать подряд инструкцию, любуясь стилем. А пересказать инструкцию? А это вообще осмысленное дело - пересказывать то, что едва замечаешь в поисках нужного? Ты роешься в огромном сундуке рухляди, торопливо выбрасываешь на пол старые тряпки, газеты, какие-то валенки, мать их... наконец находишь то, что долго искал - и тут тебе задание: опишите то, что вы нашли в сундуке. Да и не глядел вовсе...

Сюжетная - в том числе остросюжетная - литература отходит на второй план, как когда-то умер рыцарский роман, как исчезла с глаз сентименталистская литература - не потому, что люди перестают читать. Они начинают читать иначе и другого ждут от текстов. Они ищут - подсознательно - в конце страницы ключ, который позволит... ну, что-то позволит. Понять следующую быстро. Выйти на новый уровень. Приобрести умение.

Те тенденции мышления, которые развивались весь ХХ век, теперь вышли на первый план. Уходят такие добродетели "ученого", как последовательность - знаете, да? Прилежание, последовательность, неспешное неуклонное выучивание подряд без пропусков... Это пришло из 19 века. С каждым столетием начиная с 17-18 нарастала иная способность: комбинативная. Последовательность ветвится, а теперь и множится - как кажется постмодернистам. На деле - исчезает. Имеется набор элементов, иногда связанных, они сцепляются и пересцепляются всё по-новому. В 19 веке науки были еще предметными, в 20 - аспектными, основанными на методике. Теперь - проектные, конструкционные. Наука не определяется предметом (может быть, его и нет) и методом (может быть, он не оригинален). Она определяется результатом - целью проекта. Цель достигнута - наука закрыта. Науки теперь закрываются, как проекты. Найдено. Выяснено. Финансирование кончилось.

Посмотрите на науку, на искусство, на живопись и музыку, на литературу, на тенденции стихосложения. Всюду примерно одно и то же. Неверно называть это эклектикой. Это кажется эклектикой, если смотреть с точки зрения последовательности и прежних культурных привычек. Это новый стиль взаимоотношения с информацией. Именно поэтому - ведь странно было бы считать, что все дети поглупели, да? - дети того же умственного уровня - того же возраста - некоторые задания выполняют хуже - потому что задания пришли из прошлой культуры. Ведь сочинения они пишут не хуже...

Это совпадает с той многооплакиваемой тенденцией разрушения авторитетности. На деле она есть, еще как есть - просто авторитет имеют деятели новой культуры. Которые делают то, что делать современно - и делают лучше других. И отдельный вопрос - как это изменение культуры, само вызванное развитием социотехнических средств (ну да, клипы, игры, сеть, компьютер...) скажется на признанной типологии культуры, какой станет новая литература - ведь нельзя будет уже делать романы и толстые журналы - читатели вымрут. И симфонии писать будет нельзя. Появятся новые жанры, да и уже, в общем-то. Будет ли успешна наука, производимая новым мышлением - вопрос очень важный. Вопрос выживания. Ну, надо надеяться, что уж как-нибудь. Будет ли новое искусство прекрасным? Для новых своих зрителей - конечно. Как всегда. Следует ли ужасаться и проклинать компьютер и клипы? Наверное, нет - потому что это - закономерное следствие прежней культуры. Не было недавно никакой "жуткой мутации". Как в 17 веке началось - так закономерно и развивается. То, что делали своими руками ученые и высокообразованные люди, носители настоящей классической культуры, в 19 веке - оно выглядит вот именно так в своем логическом развитии.

Так что рекомендовать можно одно - хорошо думать, что именно ты делаешь. Я не сомневаюсь, что творцы, классики науки, знаменитые писатели и музыканты 19 века стремились к самому лучшему. Но качество их мышления было таким, что они своими руками выстроили вот это. Делали они именно это - незавиисмо от того, чего им казалось, что им хотелось, и от того, что ни думали. Если это клиповое мышление и это недалекое ключевое понимание кажется ущербным - нет проблем. Надо глубже думать над тем, что делаешь, и делать - и культура изменится, и вновь пойдут странные дети, которые будут, к горестному изумлению учителей, легко писать изложение, и несколько затрудняться с сочинением."
(http://ivanov-petrov.livejournal.com/1316002.html)

Есть такая тема в нейрофизиологии - пластичность мозга. То есть, насколько мозг способен меняться под воздействием обстоятельств. Известно, например, что слепых от рождения людей удается научить видеть, трансформируя зрительную информацию в тактильную и передавая ее на язык. Что после операций на мозге (например, при удалении большого очага эпилепсии) у детей может "с нуля" возникнуть такая, казалось бы, невероятно специализированная структура, как зона речи. Причем она иногда формируется - вообще даже не в том полушарии, где должна была.

Существуют критические периоды развития мозга. Один из них приходится на подростковый период, примерно 9-15 лет. Он связан с созреванием связей между нейронами лобной коры, которая является "высшей инстанцией" в иерархии формирования логических конструкции, принятия решений. Туда приходит в уже обработанной форме зрительная, слуховая, тактильная, эмоциональная картины мира. Такой координационный центр. Очевидно, что плотность связей лобной коры с остальнями областями будет зависеть от того, какой информации в критическое время развития приходится анализировать больше. Если это картинки, то дальше мозгу будет проще анализироваться картинки. Возможно, человек и вовсе будет думать картинками. Если приходят слова - то словами.

В журнале Science за апрель 2009 на стр. 445 есть короткое сообщение об исследовании мозга Энштейна.
Энштейн часто говорил, что он думает образами, а не словами. Посмертное изучение структуры мозга Энштейна показало, что теменная часть коры мозга, связанная с обработкой зрительной информации о пространственных отношениях и с числовыми операциями, у него была по площади на 15% шире, чем в норме. (Еще, коненчо, нашли свидетельства долговременной игра на скрипке в левой моторной коре, изменения, характерные для людей с музакальными способностями.)

Это я к тому, что будущее будет не столько ужасным, сколько другим. Как это с ним обычно бывает.