November 2nd, 2006

шеф и лохотрон

"Когда Фалеса попрекали его бедностью, так как-де занятия философией никакого барыша не приносят, то, рассказывают, Фалес, предвидя на основании астрономических данных богатый урожай оливок, ещё до истечения зимы роздал накопленную им небольшую сумму денег в задаток владельцам всех маслобоен в Милете и на Хиосе; маслобойни Фалес законтрактовал дешево, так как никто с ним не конкурировал. Когда "вступило время сбора оливок, начался внезапный спрос одновременно со стороны многих лиц на маслобойни. Фалес стал тогда отдавать на откуп законтрактованные им маслобойни за ту цену, за какую желал. Набрав таким образом много денег, Фалес доказал тем самым, что и философам при желании разбогатеть нетрудно, только не это дело составляет предмет их интересов". (Бертран Рассел, «Древняя философия»)


Однажды, прогуливаясь по ВДНХ, шеф увидел наперсточников, окруженных азартной толпой, и подошел полюбоваться. Как раз в тот момент один из трех наперстков был уже открыт, и шарика в нем не оказалось. Дальше игра должна была продолжится уже с двумя наперстками и, соответственно, двойными ставками, и народ рисковать побаивался. Обводя глазами собравшуюся публику, наперсточник заметил новичка и стал зазывать его включиться в игру. Шеф отказывался, отговариваясь отсутствием денег. «Ну так что же, у тебя же есть часы?!» - не сдавался наперсточник. Шеф было хотел уйти, но тут его осенило: «Наперстков осталось всего два. То есть, если принять, что обдурить клиента собираются в любом случае, то мы имеем дело с беспроигрышным вариантом!». Он снял с руки часы и поставил их против примерно половины своей зарплаты. Наперсточник завертел руками, зрители не мигая следили за шариком, который к концу игры явно оказывался под правым наперстком. «Ну, какой?» - спросил наперсточник. «Левый» - спокойно ответил шеф. Толпа охнула – шарик явно должен был быть под правым наперстком. Шеф поднял левый наперсток, достал из него шарик, взял деньги и, насвистывая, отправился гулять дальше.