_catta_ (catta) wrote,
_catta_
catta

Categories:

невольная воля

Приезжал Daniel Dennett, классик в области философии сознания. Давал лекцию на тему free will – свободы воли. В смысле, есть ли она, или все предопределено. Как известно, на этом поле есть две основных команды: инкомпатибилисты и компатибилисты (люблю философский сленг, он сразу делает текст таким умным). Инкомпатибилисты считают, что детерминизм и свобода воли несовместимы, потому что если события имеют причины и слдствия, будущее зависит от настоящего, и если то же верно и для содержимого головы, то где же там взяться свободе? То есть, применительно к мозговедению, «если за нас все решает физиология, то мы не несем за это ответственности». Инкомпатибилисты бывают двух полярных разновидностей: детерминисты, которые считают что нет свободы воли, и метафизические либертарианцы, которые считают, что нет детеминизма мозги фуфло, а решения принимается душой на метафизическом плане. Компатибилисты, к числу которых принадлежит Dennett, пытаются как-то помирить детерминизм и свободу воли.

Что касается лекции, то она была скучная. Рассуждая о free will, Dennett проделывает классический для философов трюк переопределения понятия таким образом, чтобы для переопределенного варианта все работало. Лекция так и называлась, «Свобода воли как моральная компетенция». То есть, он говорит, что если мы будем считать, что свобода воли – это такое свойство, которое позволяет человеку осознанно участвовать в разных общественных договорах, понимая свои выгоды от заключения договора наравне с ответсвенностью за его нарушение. Как по мне, это такой подход капитана Очевидность: ну да, при создании закона подразумевается, что люди ответственны за свои действия. Но все вопросы о том, как основы этой ответственности устроены биологически остаются на том же месте, что и до Dennettа.

Повторяться неохота, я уже писала подробно о нейрофизиологических исследованиях проблемы свободы воли (http://catta.livejournal.com/100588.html). Их уже набралось довольно много, и основной смысл там такой: в задачах, где испытуемого просят совершать какое-то действие «когда у него возникнет внутреннее намерение», экспериментатор может предсказать действие раньше, чем испытуемый его осознает сам. Собственно, Dennett про биологию свободы воли предпочитает не говорить вовсе, в основном отделываясь несмешными шутками в адрес ученых, работающих в этой области, типа «не играйте на деньги с нейрофизиологом, который засунул вашу голову в томограф». Это жалко, потому что для меня внутриголовная часть и есть самое интересное.

И, кстати, даже такой с лица тупой субъект как я способен за двадцать минут вычислить пару-тройку вопросов в связи с экспериментами Либета и другими подобными.
1) Во-первых, где гарантия того, что во время эксперимента вообще происходит какое-то «волеизъявление»? Свободный выбор происходит в момент, когда человек соглашается на эксперимент. В эксперименте же человек выполняет последовательность рутинных действий, навязанных экспериментатором. Почему не предположить, что никакого желания и основанного на желании выбора на самом деле нет, а есть, например, попытка рендомизировать свои ответы?
Любое осознаваемое решение требует больше времени, чем неосознаваемое, и потому потенциально опасно. Для организма было бы логично свести их к минимуму.
2) Может быть так, что осознание и формулировка желания сами по себе требуют некоторого времени. То есть, человек уже знает, какую кнопку нажать, но пока он спрашивает себя «чего бы мне в точности хотелось?» и получает от себя ответ, проходит какое-то время. При этом желание формируется раньше ответа, что желание сформировано.
3) И, наконец, если представить, что формирование акта свободной воли – это процесс, почему все его элементы должны быть осознаваемы для того, чтобы мы считали его свободным? Предположим, что в процессе реального «волеизъявления» нужно учесть ряд возможностей и последствий действий. Часть этой оценки может быть сознательной (или только сознательной), а часть – нет. Например, несознаваемыми могут быть все вещи, связаные с метаболическими последствиями действия: насколько энергоемко данное движение, насколько оно оптимально в данной ситуации, не нужно ли для его совершения радикально изменить положение тела, и.т.п. Все эти вещи могут оцениваться либо до осознаваемой части, либо просто быстрее осознаваемой части. В результате мы можем с некоторой вероятностью предсказать действие еще на этапе неосознаваемой к нему подготовки. И чем больше доля «метаболических» оценок в данном волевом акте, тем лучше будет предсказание.

Конечно, самый большой пряник получит тот, кто сообразит, как порождение свободы воли может происходить в голове. Варианты отсутствия свободы воли придумывать куда проще, достаточно комбинация из трех частей:
- представлений о мире как об иллюзии (по принципу «мы видим цвета, но на самом деле это всего лишь произвольно выделяемые нашими рецепторами диапазоны длин световой волны, их не существует»),
- уверенности в предопределенности поведения, происходящего из генетики и влияния среды
- знания о том, что решение человека можно предугадать раньше, чем его узнает сам человек.
Готово, можно подавать.

Лично меня хватает только на вариант, порождающий иллюзию свободы воли.
Действия, которые мы осознаем, заведомо сложнее тех, которые мы не осознаем, и включают оценку вероятности события. Оценка вероятности происходит долго, потому что система принятия решений (decision making) – пороговая, для каждого решения устраивается конкуренция ответов двух (или более) групп нейронов, и выигрывает то решение, где совокупный ответ нейронов дорастает до некоторого порога за определенное время. Ответ каждого нейрона сам по себе вероятностен: для каждого импульса необходимо преодолеть некоторый порог изменения потенциала мембраны. Если необходимо спланировать сложное действие в будущем, для каждого компонента действия работает собственный генератор принятия решения, и общий ответ будет совокупностью ответов нескольких генераторов. В результате уровень случайности процесса оказывается так велик, что всякое чувство предопределенности его результата абсолютно невыгодно, результата может запросто не быть из-за общей ненадежности системы принятия решений. Поэтому действия на основе таких решений нужно отличать от других, результат которых хорошо предсказуем. Для этого вводится два различных ощущения: «механистичные действия» в диапазоне от дыхания до езды на велосипеде, и «свобода воли» - все решения с непредсказуемым результатом. Разница в ощущениях тут принципиально важна для оценки результата: если не далась попытка взять со стола яблоко, нужно сразу сильно пугаться, потому что это означает наличие проблемы либо со зрением, либо с координацией движений, либо с яблоком. А если не удалась сложная многоходовка класса планов Остапа Бендера относительно Рио-де-Жанейро, то лучше заранее осознавать ее зыбкость, чтобы меньше разочаровываться.
Subscribe

  • (no subject)

    По стандартам биобезопасности нельзя в один день заходить в два разных вивария, это для предотвращения переноса патогенов. Желающему постетить оба…

  • клюет и бросает, и смотрит в окно

    В смысле на меня в окно смотрит, продолжая непрерывно разорять цветы. Меня не боятся, боятся котика, когда он набигает и заскакивает на дерево. Зовут…

  • (no subject)

    Хто здесь? Дамы с собачками

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    По стандартам биобезопасности нельзя в один день заходить в два разных вивария, это для предотвращения переноса патогенов. Желающему постетить оба…

  • клюет и бросает, и смотрит в окно

    В смысле на меня в окно смотрит, продолжая непрерывно разорять цветы. Меня не боятся, боятся котика, когда он набигает и заскакивает на дерево. Зовут…

  • (no subject)

    Хто здесь? Дамы с собачками